USD: EUR:
... в Запорожье
Рельсовая война по-запорожски

Рельсовая война по-запорожски

Рельсовая война по-запорожскиВот и дождались. Похоже, что первый подрыв моста несколько месяцев назад оказался не досадной случайностью из серии «недоглядели», а пробным шаром. Случай 20 января стал, если не контрольным выстрелом в фантомное тело «обороны края», то таким звоночком в самую селезенку, что мама не горюй.

Как выяснилось, ключевые объекты области реально ничем и никем не защищены, и где суровые мужики с автоматами, которые должны осуществлять охрану железнодорожных переездов? К слову, в соседнем Днепропетровске, который всяко подальше, чем Запорожье от зоны боевых действий, и в мирное время, и сейчас автор этих строк неоднократно наблюдал вооруженную охрану «железки» на мосту. Представьте себе, даже на том участке переезда, который чуть ли не над самым, что ни на есть, центром города проходит. Тишь да гладь кругом, а дядьки с АК не спят и злую-презлую собачуру при себе выгуливают. Такие дела.

А что же у нас? А вот что – взрыв, эквивалентный центнеру тротила, среди бела дня на одном из ключевых транспортных участков, соединяющих Запорожскую и Донецкую области. И это только один фрагментик из общей картины, а бодрый рапорт пресс-службы градоначальника о контроле над стратегическими объектами Запорожья в этом контексте воспринимается не более, чем попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Тьфу, тьфу, тьфу — не к ДнепроГЭСу о минах будет сказано.

Где наш героический совет обороны области или, как там его? Благополучно самоустранился вместе с губернатором? А, точно, было же еще коллективное обустройство траншей в полях! Траншеи и прочие изыски фортификации в прифронтовом регионе, наверное, дело важное и нужное. Да только, какой в них толк, если невозможно обеспечить соблюдение хотя бы элементарных норм безопасности.

Ау, СБУ и МВД, ау, дорогие вы наши силовики-затейники! Ваша задача, если я не ошибаюсь, предотвращать всякие неприятности и уж в крайнем случае гоняться потом по полям да лесам за злодеями. Похоже, что этот самый «крайний случай» наступил. Или же мы постоянно сожительствовали с ним, но не замечали?

0