USD: EUR:
... в Запорожье
Маньяки и педофилы в Украине: истории, следствие и меры предосторожности

Маньяки и педофилы в Украине: истории, следствие и меры предосторожности

Ежедневно Нацполиция Украины регистрирует сведения о 25 без вести пропавших детей и фиксирует пять умышленных убийств.

Издание «Заборона» выпустило серию материалов под названием «Маньяк среди нас». В заключительном лонгриде они затронули тему о том, откуда берутся маньяки и почему сегодня следствие беспомощно против такого рода преступлений.

В 2010 году группа украинских криминалистов, собранная директором Государственного научно-исследовательского экспертно- криминалистического центра Андреем Кострубом, в которую вошли следователи, эксперты, психологи и медики, провела уникальное исследование. Специалисты объездили часть украинских тюрем, в которых содержались заключенные -пожизненники. Криминалисты провели глубинные интервью с 48-ми убийцами, из них 20 — классические сексуальные маньяки — серийные убийцы, на счету каждого из которых не менее чем 10 жертв. Так вот, один из участников и инициаторов экспедиции, психолог-криминалист, полковник Юрий Ирхин пришел к выводу, что специалист в области криминологии Роберт Ресслер ошибался.

— У каждого серийного убийцы своя уникальная история детства. По крайней мере, у  украинских маньяков было разное детство — у кого сложное, у кого вполне благополучное, — говорит с улыбкой Юрий Ирхин. — Если специально искать детские травмы, то они всегда найдутся. И у меня, и у вас. У каждого. Но не все становятся маньяками.

За свою карьеру Ирхин сделал не меньше психологических портретов чем Ресслер. Главная добыча Ресслера — сексуальный маньяк Теодор Банди (напомним, количество доказанных убийств с изнасилованием — 26 вероятное количество жертв — 100). Главная же добыча Ирхина — сексуальный маньяк Юрий Кузьменко (количество доказанных убийств с изнасилованием — 13 одно покушение на убийство, вероятное количество жертв — 206). Ирхин не управлял следствием. Он, как и Ресслер, составлял психологический портрет преступника. И этот портрет, по словам следователя Руслана Сушко, совпал с оригиналом на 99%.

47582684_310129012960584_259079975891494885_n

Ирхин не отрицает, что в становлении преступника ключевую роль может сыграть образа (не обязательно детская) или другая психотравма на фоне каких-то психологических проблем. Среди этих проблем могут быть сексуальные комплексы или некоторые «срамные» заболевания.

Представительницы секс-индустрии, кстати, в разных странах время от времени становятся жертвами маньяков. Один из самых колоритных украинских охотников за такими женщинами, Владимир Довгий, орудовал в Новой Каховке в начале 1990-х. Его история примечательна тем, что в ней явно просматривается спусковой механизм злодеяний.

Мужчина долго был девственником. Никаких признаков девиантного поведения не демонстрировало: уважал маму, занимался спортом, ходил на работу. Однажды ему решил помочь друг: нанял проститутку, объяснил Володе, что и как делать, но Володя стеснялся … В итоге секс-услуги получил приятель. Позже друг повторил эксперимент — с аналогичным результатом. Во время очередного сеанса Володя убил приятеля. Тело спрятал. Девушку напугал тем, что она теперь — соучастник. Какой-то период Владимир Долгий с ней жил, но недолго — убил (вероятно — из-за ревности). И съел. Впоследствии начал целенаправленно приглашать проституток — убивал и делал из них консервы.

Еще один важный этап на пути превращения обычного человека в маньяка — импринтинг (запоминание, фиксация). В нашем случае, это когда какая-то ситуация запечатлевается в сознании (и подсознании) человека как источник наслаждения.

В 2013 году специалисты решили продолжить свой эксперимент и исследовать категорию педофилов. Как и в случае с маньяками, эксперты объездили тюрьмы, в которых находятся педофилы (насильники и убийцы), провели анкетирование и глубинные интервью.

49363224_324154234867725_4795900935040963544_n

Идея заключалась в том, чтобы с помощью этих преступников составить психологический портрет и выйти на след горловского мужичка (по словам свидетелей, — обычный пенсионер), который убил и изнасиловал в 2013 году девятилетнюю Мирославу Дворянскую. Раскрытию этого преступления помешала война. Да и сама методика осталась сырой — не отработана на конкретных расследованиях.

Рассказывая об этой работе, Андрей Коструб держит в руках книгу судеб: список 20-ти знаковых педофилов и десятков их жертв. «Страшные преступления, — комментирует эксперт. — Здесь, конечно, не только убийства. Однако по количеству горя этот список, возможно, даже не уступает тому, который мы составляли по маньяках. Искалеченные судьбы … Кто-то из этих детей заканчивает самоубийством, другие — психическим заболеванием … »

Коструб считает, что маньяк и насильник-педофил — разновидности одного явления. Похожего взгляда придерживаются и его коллеги — криминалисты и психиатры. Как и маньяк, который сформировался, прошел определенные стадии своего развития, педофил — неизлечим.

«Насильник в любой момент может стать убийцей, здесь очень тонкая грань», — говорит эксперт.

И все-таки юридически серийный убийца (такого понятия, как маньяк, в украинском уголовном кодексе нет) и педофил-насильник — это разные категории преступников. Первого, как правило, приговаривают к пожизненному заключению, второй — особенно, если речь идет о психологическом насилии, — рано или поздно выходит на свободу. Действия педофила подпадают под статьи 153-156 УК Украины, и при благоприятных обстоятельствах злоумышленник может произойти 3-5 годами тюрьмы. В то же время напомним: педофил обычно неизлечим (небольшая техническая оговорка: учитывая мультидисциплинарнисть понятия педофилия, мы сейчас говорим только о расстройствах влечения, которое внесено в МКБ-10 под кодом F65.4).

file24412897_8feb34a51af5c50309

Полтора года назад в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №6607, который усиливает ответственность (вплоть до пожизненного заключения) за преступления против половой свободы и неприкосновенности ребенка. А еще — предусматривает создание реестра педофилов (лиц, ранее привлекавшихся к ответственности), доступ к которому должен быть у заведующих детских учреждений, чтобы не ошибиться при отборе персонала (к сожалению, учителя действительно в группе риска).

Законопроект лоббируют нардепы-авторы, поддерживает представитель Уполномоченного по вопросам соблюдения прав ребенка и семьи Аксана Филипишина и рекламирует на своей Facebook-странице первый заместитель председателя Нацполиции Вячеслав Аброськин. Документ успешно прошел слушания в Комитете ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и «завис» на стадии дебатов вокруг нормы о добровольности кастрации. Есть шанс, что в ближайшие месяцы он преодолеет первое чтение.

 

0